Программный директор кинофестиваля «Кинотавр» — о буме кинодебютов, привлечении кинематографистов в регионы и необходимости интернет-проката.

— Скажите, чем знаменателен этот год для российского кинематографа?

— В этом году можно уверенно говорить о смене поколений. В режиссуру приходят люди самых разных профессий: кинокритики, врачи, музыканты, актеры, театральные режиссеры. Это говорит о появлении в России настоящего независимого кинематографа — такого, которому посвящен фестиваль Sundance (он создан Робертом Редфордом только для независимых авторов, студийные фильмы в нем участвовать не могут). Нам интересно иметь дело с авторами, не связанными внешними заказами и обязательствами перед инвесторами. Это художники, абсолютно свободные в выборе тем и делающие то, что хотят.

— Но независимое кино не может тягаться со студийными фильмами по производственному бюджету. Не значит ли это, что ориентация на независимое кино негативно скажется на качестве?

— Независимое — не значит непрофессиональное. Наоборот, мы отобрали фильмы, где увидели автора. Нам интересны режиссеры, у которых есть свой голос, стиль, видение кинематографа XXI века.

— В региональном кинематографе у нас впереди всех Якутия. Есть ли картины оттуда в программе «Кинотавра»?

— Нет. Якутия — регион, в котором уже сложилась своя киноиндустрия. Там снимается авторское и жанровое кино, есть кинофестиваль, прокат и возможность продвигать кино за пределы своей территории.

— Но в других регионах пока это личная инициатива самих режиссеров. Региональные власти с поддержкой местного кинематографа не торопятся.

— Формы поддержки кинематографа давно известны во всём мире: муниципальные кинокомиссии есть во многих европейских городах, заинтересованных в собственном развитии и привлечении съемочных групп. Например, на Венецианском кинофестивале регулярно проходят презентации кинокомиссий различных регионов Италии. Вы получаете буклет с информацией: «Приезжайте, у нас горы, море, памятники архитектуры и низкие налоги. Снимайте у нас кино!». В Италии есть места, известные только потому, что там снимался какой-либо фильм. Я читала лекцию студентам международной киношколы в двух часах езды от города Бари. На одной из экскурсий нам говорили лишь о том, что здесь свой первый фильм снимал Пазолини. И так работает не только Европа, но и Америка.

— Но для дебютного фильма большой бюджет не нужен.

— Да, не нужен. Если человек хочет снять фильм, он находит деньги, инвесторов. Чаще всего это родственники, друзья и знакомые, в последние годы добавился краудфандинг. Позже, когда молодой режиссер выйдет на другой уровень, будет работать над более масштабными историями, конечно, он будет искать государственные инвестиции. Но хочу подчеркнуть, что российскому кинематографу в целом — не только авторскому и дебютному — государственная поддержка необходима.

— Каковы причины дебютного бума? Это следствие развития индустрии кино?

— Нет, развитие индустрии тут ни при чем, основная причина — технологический прогресс. Процесс создания фильма стал сильно дешевле и проще. Любой человек может снять фильм и прислать его на «Кинотавр». А еще кинематограф привлекает людей тем, что позволяет обратиться к зрителям, реализовать внутреннее желание высказаться. Но ни техника, ни желание не помогут автору снять сильный фильм, если ему нечего сказать.

— На наших глазах происходит скандал: традиционные киносети восстали против Netflix. Решено, что теперь к конкурсу будут допускаться только фильмы, которые будут выходить в прокат. Нам такая ситуация не грозит?

— У нас нет своих гигантов типа Netflix и Amazon. Хотя для российского кино они уже необходимы, я об этом давно говорю. Люди смотрят фильмы «Кинотавра» в интернете гораздо чаще, чем в кинотеатрах. Необходим портал, который сможет заниматься показом только современного российского кино. Советское и постсоветское кино показывают по телевидению. Но сейчас другое время и другие способы доставки фильма до зрителя.

— Некоторые фильмы из прошлогоднего конкурса «Кинотавра» либо вовсе не дошли до зрителя, либо попали в кинотеатры с большой задержкой. Как решать эту проблему?

— Независимой дебютной картине сложно найти прокатчика. У нас мало людей, которые занимаются дистрибуцией. А онлайн-ресурса, как я уже говорила, не существует до сих пор. Хотя для нас как раз важно, чтобы фильмы из конкурса в первую очередь попадали в прокат. Зритель у этих фильмов есть, к сожалению, он чаще всего ничего не знает о них. Нужны информационные поводы, регулярные новостные рассылки, видеоролики, рецензии… Словом, широкий ассортимент медийных активностей. Только тогда картину заметит широкая публика.

Ситора Алиева окончила сценарно-киноведческий факультет ВГИКа. С 1999 года — директор и член отборочной комиссии МКФ в Сочи и детского международного фестиваля искусств «Кинотаврик», с 2002 года — исполнительный директор кинофестиваля «Кинотавр». С 2005 года — директор программ «Кинотавра». Участвует в жюри международных кинофестивалей.